Страна исполненных желаний

Жил на свете один мальчик. Отец его был волшебником. Как его звали — это неважно. А имя мальчика я и вовсе позабыла. Поэтому стану называть его — «сыном волшебника»…


Рис. Тамары Твердохлеб

Старый волшебник был из тех самых, настоящих и опытных, волшебников, которые не стремятся изображать из себя великих и могучих магов, как какие-нибудь недоучки или новички в этой профессии. Поэтому вместо черного плаща, расшитого серебром, и остроконечной шляпы он носил самую обыкновенную одежду, вдобавок, довольно поношенную. Мало того — даже его сын никогда не видал у него волшебной палочки, которую, как это принято считать, любой чародей просто обязан не выпускать из рук, чтобы все вокруг сразу знали, с кем имеют дело. Даже работал он не волшебником, а врачом-хирургом. Но, как ни стремился старый волшебник скрыть от людей, кем он был на самом деле, ему это редко удавалось. И чаще бывало так, что очередной излеченный им человек, покидая больницу здоровым, говорил ему: «доктор, Вы настоящий волшебник!»

Но сыну волшебника очень хотелось, чтобы его отец выглядел иначе и вел себя по-другому. Чтобы он одевался в диковинные одежды, как волшебники из сказок, и держался важно и таинственно. А главное, чтобы он постоянно совершал чудеса. Ну что ему стоило, например, наколдовать себе пещеру, доверху набитую сокровищами? Или превратить их квартиру в дворец или грозный замок с высокими башнями? Или обзавестись тройкой крылатых драконов? Тогда бы все сразу поняли, что перед ними великий волшебник и стали почитать и бояться его. И уж тогда-то никто бы не посмел смеяться над его сыном за то, что он одет беднее своих одноклассников, и не может похвастаться перед ними новой дорогой игрушкой или мобильным телефоном. Сколько раз, чуть не плача от зависти и обиды, сын волшебника умолял отца совершить для него хоть малюсенькое чудо — но тот лишь молча опускал голову. А в следующий месяц брал еще больше ночных дежурств… Увы, тех денег, что зарабатывал старый волшебник, было слишком мало, чтобы исполнять все новые и новые желания его сына…

И тогда тот решил, что, если отец не хочет совершить для него чудо, он обойдется и без него. Ведь, как-никак, он не простой мальчик, а сын волшебника. И вот он взял купленные в ларьке на углу новехонький волшебный альбом с чистыми белыми листами и волшебные цветные карандаши, которыми можно нарисовать все, что угодно, и принялся рисовать для себя волшебную страну. Там были разноцветные деревья с диковинными плодами, полянки с небывалыми цветами, чудесные звери и птицы, похожие на тех, что живут в наших снах, и веселые люди в одеждах пестрее радуги и легче облаков. А сын волшебника радовался, что у него теперь есть то, чего нет больше ни у кого на свете — целая собственная страна, которую создал он сам. И как же ему захотелось попасть в нее, чтобы остаться там навсегда и править ею!

И вот, то ли потому, что его альбом и карандаши были волшебными, то ли оттого, что сильные желания имеют свойство сбываться, сын волшебника тотчас же очутился на зеленой полянке среди небывалых цветов и разноцветных деревьев, с зажатыми в кулаке карандашами. А вслед за тем его обступили нарисованные люди, и, низко кланяясь ему, просили, чтобы неведомый и могущественный волшебник оказал им великую милость, став их королем. И сын волшебника, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать от радости, вымолвил: «я согласен».

Разумеется, он решил, что будет вести себя так, как подобает великому чародею и королю. Поэтому сразу же нарисовал себе волшебное одеяние, расшитое звездами, золотую корону и дворец, который охраняли грозные воины в блестящих доспехах. А еще придумал себе новое имя, звучавшее громко и загадочно, как заклинание. Потому что прежнее его имя было самым обыкновенным, и совсем не волшебным…

С тех пор жизнь сына волшебника превратилась в сказку, где любая его мечта становилась явью. Он каждый день рисовал себе новые дворцы и замки, упряжки огнедышащих драконов и крылатых львов. Только странное дело — со временем его почему-то перестало радовать то, что теперь он легко может исполнить все свои желания. И он начал догадываться, что не такое уж это и счастье — быть всемогущим волшебником…

Тогда, чтобы развлечься, он стал творить чудеса для своих подданных. Он рисовал для них жен и детей, новые дома и сады, одежды и украшения, радуясь и гордясь тем, как легко ему удается волшебство. А они наперебой восхваляли его, как величайшего из всех королей и чародеев. Но с каждым разом им хотелось все большего и большего. Не просто домов — но дворцов. Не просто одежд — а роскошных нарядов из шелка и парчи, усыпанных драгоценными камнями. И еще он замечал, что нарисованные им люди перестали быть добрыми и веселыми, и среди них воцарились зависть и ненависть. И ему все труднее и труднее становилось давать им все то, о чем они его просили. Потому что никакому волшебнику не под силу исполнить всех желаний даже одного-единственного человека, когда тот одержим злобой и завистью… Тем более, что его волшебные карандаши слишком скоро кончились…

И вот, настало время, когда сыну волшебника пришлось признаться своим подданным в том, что больше он не сможет нарисовать для них ничего. Тогда они толпой пришли к нему во дворец и сказали:
 — Если ты не можешь исполнять наши желания, то тебе у нас нечего делать. Мы найдем себе другого короля, который будет творить для нас чудеса. А ты убирайся из нашей страны. Ты нам больше не нужен.

Напрасно сын волшебника пытался объяснить им, что дал им все, что было в его силах. И что они не могут так поступить с тем, кто нарисовал их страну и их самих. Они не желали слушать его, и, с бранью и угрозами, сорвали с него корону и волшебное одеяние. А кто-то в толпе крикнул: «убить его!» Тогда сын волшебника бросился бежать, а они гнались за ним, крича, улюлюкая и бросая в него камни, пока не загнали его на самый край крыши. И, пятясь от наседающей толпы, сын волшебника почувствовал, что падает в бездну…

…и тут его подхватили чьи-то руки. Когда же он открыл глаза, то увидел, что сидит за столом, где лежат его волшебные карандаши и раскрытый альбом с разрисованной страницей. И его отец-волшебник печально улыбается ему.

А потом, разгадав мысли сына, старый волшебник сказал:

— Не отчаивайся, сынок. Ведь ты пока всего лишь только сын волшебника. Разве ты мог знать, что нельзя сотворить доброе волшебство, когда на душе у тебя черно от зависти и обиды? И что страна исполненных желаний рано или поздно становится страной обманутых надежд. Поэтому и то, что ты нарисовал, навсегда останется лишь картинкой на бумаге.

И он перевернул страницу волшебного альбома, за которой скрылись разноцветные деревья, невиданные цветы, диковинные птицы и животные, похожие на тех, что живут в наших снах, и люди в одеждах пестрее радуги. Так пришел конец стране исполненных желаний. А вместе с нею — и моей сказке.Р




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *